Менеджер развенчивает мифы про МВА

Интервью   05 декабря 2014  

В этом интервью мы общаемся с Константином Поповым - региональным директором компании ООО «Престиж-Интернет», известной в широких кругах под названием «Энфорта».

 
Менеджер развенчивает мифы про МВА

Мы познакомились с Константином Поповым случайно - в Екатеринбурге на мастер-классе Эдуарда Колотухина о клиентской лояльности. Тот факт, что Константин из Оренбурга, привлек мое внимание, и мы обменялись визитками. После приезда в Оренбург мы встретились еще раз, чтобы обсудить возможные совместные проекты, и случайно затронули тему бизнес-образования. Он сказал, что важно не то, какие знания ты получаешь, а то, с кем учишься. И дело даже не в нетворкинге, не в полезных знакомствах, которые завязываются между «студентами». В чем же? Ответ на этот вопрос и стал поводом для интервью.

Константин Попов родился в 1970 году в Оренбурге, закончил Оренбургский политехнический институт. Работал на инженерных должностях в различных оренбургских организациях (строительство, сервисный центр, системная интеграция). В настоящее время, он региональный директор Поволжского регионального филиала ООО «Престиж-Интернет», известного в широких кругах под названием «Энфорта».

О своей компании

- Константин, ваша компания занимается довольно сложной деятельностью, о которой в двух словах не расскажешь. И, тем не менее, в чем ее суть?

- Суть нашей деятельности - предоставление услуг связи с использованием технологии широкополосного беспроводного доступа в интернет с использованием технологии WiMax. В упрощённом виде контекст деятельности таков: существует небольшое количество операторов связи, обладающих магистральными каналами. Но, чтобы дойти от магистрального узла связи до конечного пользователя, необходимо преодолеть пресловутую «последнюю милю». Да, конечно, юридическое лицо или частник достаточно легко могут найти кого-то из городских провайдеров и приобрести услугу связи. И, если возле их точки нахождения существует транспортная телекоммуникационная инфраструктура, упрощённо говоря, «к ним протянут провод», то особых проблем не возникнет. Но это идеальная картина мира, а в реальной жизни региональные склады или производственные площадки зачастую открывались в пригородах или на окраинах.

- Когда Вы пришли в «Энфорту», что это было за время?

- Это был 2006 год, когда домовые сети только начинали развиваться в регионах страны, а о 3G/4G решениях и речи не было. Представьте, что некая компания развивает сеть представительств по стране. Чтобы создать подразделение, нужно подобрать помещение, набрать персонал, организовать доступ сотрудникам к электронной почте и корпоративным информационным системам и подключить телефоны, номера которых будут использованы в рекламной кампании, предваряющей открытие нового офиса. Кроме того, сотрудникам центрального офиса компании, обладающей более-менее развитой сетью региональных представительств, придётся держать в голове особенности схем связи, ip-адресации, тарифных планов по нескольким десяткам счетов от различных операторов связи. Причём, это нужно не только в период оплаты услуг связи, но и в моменты смены арендуемого офиса или решения проблем с доступом в интернет. Вот тут и появляется крайне привлекательная идея о возможности работы организации по всей стране с одним оператором с едиными тарифами и универсальной точкой контакта в случае любых проблем. Разумеется, «взявшись за гуж, не говори, что не дюж», то есть такой оператор связи должен предоставлять все услуги: телефония, доступ в интернет, VPN для доступа в корпоративную сеть офисных сотрудников и полевых игроков. И что ещё более важно, он должен демонстрировать быстрое и предсказуемое поведение при решении возникающих проблем.

Отсюда и бизнес-идея: «Энфорта» создавалась как единый оператор для юридических лиц, развивающих региональную структуру, а также для федеральных игроков, а также как оператор, который может решить проблему «последней мили» в условиях отсутствующей кабельной инфраструктуры.

Вот в такую компанию я пришёл в начале 2006 года, когда, после запуска пилотных филиалов в Новосибирске и Рязани, начиналось интенсивное региональное развитие.

- Чем Вы занимались тогда в компании?

- Занимался организацией филиала, строительством сети связи. Добивался исполнения плановых показателей, минимизации рисков для бизнеса, анализом и бюджетированием деятельности. В конце 2009 года я приступил к организации группы поволжских городов в отдельный дивизион, управляемый из регионального центра (который также предстояло создать). Завершив организационный период, я занялся повышением операционной эффективности и открытием подразделений в таких сложных для бизнеса республиках, как Татарстан, Чувашия и Марий-Эл.

В настоящее время я нахожусь на должности Регионального директора Поволжского регионального филиала.

О первом образовании

- Константин, вспоминая наш недавний разговор о бизнес-обучении, я хочу подробнее затронуть эту тему. Но перед этим расскажите, какое у Вас первое образование?

- Мои отношения с высшей школой складывались достаточно своеобразно. В 1987 году я поступил в Оренбургское высшее зенитно-ракетное училище, но через пару лет, в 1989 году твёрдо встал на путь увольнения и ушёл дослуживать в линейные части Советской Армии. В 1990 году демобилизовался и в том же году успел поступить на 2-ой курс ОГПИ на специальность «Промышленная электроника». С третьего курса совмещал учебу с работой в должности инженера-электроника на кафедре «Машинной графики» в ОГПИ. Занимался ремонтом ПЭВМ типов CM 5805 и IBM PC-совместимых, сопровождением системного программного обеспечения, программированием прикладных задач кафедр «Машинная графика» и «Прикладная механика» в системах BASIC-PROS и Borland Turbo C.

- Пригодилось ли Вам первое образование в жизни?

- Полагаю, что не сильно удивлю, если скажу, что благодарен институту, главным образом, за два полезных навыка. Во-первых, за умение работать с литературой. В более широком смысле, это можно назвать умением работать c информацией и создавать из неё систему знаний.

Во-вторых, именно в институте я усвоил ряд базовых концепций, работающих в самых разных областях. Много лет спустя, я случайно прочёл высказывание Клода Гельвеция: «Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов». Меня поразило, насколько точно французский философ сформулировал мои неясные мысли, и выбрал эту цитату для отображения в своём аккаунте Skype.

Выбор бизнес-школы

- Быть руководителем в федеральной компании на деловом рынке – непростая задача. Как Вы осознали, что Вам необходимо бизнес-образование? Вам не хватало знаний или, может быть, уверенности в разрешении какой-то ситуации? Что заставило пойти учиться?

- Мой путь к бизнес-образованию был не менее извилист и забавен. В 2007 году я осознал, что достаточно освоился в новой организации и уже могу планировать время так, чтобы заняться повышением уровня своего управленческого мастерства. Понятно и логично, что он был существенно ниже, чем у моих руководителей. В первую очередь, это касалось умения анализировать бизнес и корректировать цели. Это было совершенно нормально, так как они обладали серьёзным опытом работы в компаниях, построенных по западным бизнес-моделям. Вот только это положение меня не устраивало. Полагаю, что импульс к поиску инструмента для наверстывания отставания сформировали три фактора: неудовлетворённость собой, личный пример руководителей, а также мотивация получаемыми задачами.

- А где и когда вы получали бизнес-образование? Что было решающим при выборе школы?

- Не скрою, я не проводил анализа бизнес-школ. Мне было вполне достаточно заочной рекомендации Эдуарда Колотухина, который примерно в 2004 году личным примером увлёк в екатеринбургский ЛИНК моих будущих боссов: регионального и коммерческого директоров. Сам я тогда не был знаком с Эдуардом, но доверял мнению Дмитрия Антипова и Людмилы Гарбуковой. Насколько я знаю, ЛИНК был выбран в силу оптимального соотношения затраченных ресурсов и полученных выгод. Мне оставалось только выбрать учебный центр.

В пределах разумной логистики таковых было три: оренбургский «Агрант», уфимская «First Business School» и Самарский институт делового образования. Конечно, ближе всего был только что открывшийся «Агрант», но, откровенно говоря, я не был уверен в том, что получу требуемое. Забегая вперед скажу, что ход моих мыслей был верным. Когда в 2008 году «Энфорта» запустила программу подготовки кадрового резерва и оплатила обучение наиболее перспективных сотрудников, то в «Агрант» отправились учиться трое моих подчинённых. Кроме них на базовый курс пришли ещё несколько человек, в основном мелкие оренбургские предприниматели. Половина этой немногочисленной группы даже не закончила обучения. Уверен, что мне было бы сложно научиться чему-то в группе с такой мотивацией и весьма эпизодическим посещением занятий. Кроме того, раскачать пассивную группу из десятка студентов не сможет даже самый лучший тьютор (преподаватель-практик).

Мне же была важна возможность обучения именно в среде управленцев со схожей мотивацией и разделяющих моё стремление к передовым идеям управления бизнесом.

Я выбирал между Самарой и Уфой. Это забавно, но выбор школы определил тот факт, что столица Башкирии на 100 километров ближе к Оренбургу. Таким образом, 1-2 раза в месяц, по выходным, выехав в 6:00 из Оренбурга, я успевал в 10:00 быть на тьюториале (это очная встреча группы и тьютора), а к 21:00 возвращался домой.

- Помните, Вы говорили, что Вам важно, с кем учиться, и какими кейсами делятся участники. Кто с Вами учился? И сколько времени длилась учеба?

- Надо сказать, что две группы по 20 студентов к концу учебного года похудели примерно на треть. Относительно результатов учёбы: изученная программа сертификатного курса позволила систематизировать имевшиеся знания и основательно обновить инструментарий. В этой связи не могу не упомянуть ЛИНК-овское руководство по системам и схемам, с которым нас знакомил Константин Десяткин.

На следующий год я продолжил обучение в том же режиме в группе примерно такой же численности. Не могу не отметить, что если на сертификатном курсе уровень обучавшихся имел некоторый разброс, то на дипломном курсе «Управление деятельностью и изменениями» собрались только целеустремлённые и амбициозные студенты. Я до сих пор с удовольствием вспоминаю совместную работу в TGA (разновидность электронной конференции для дистанционного обучения), на тьюториалах и выездных школах. Наиболее запомнились Вячеслав Лощев, Андрей Локоцков, Евгений Снурников, Игорь Данилко. Совместное решение кейса с управленцами из разных отраслей (от металлообработки и розничной торговли до финансового аудита и птицеводства) давало возможность посмотреть на учебные ситуации с совершенно необычных точек зрения. С некоторыми из студентов до сих пор поддерживаю контакты. Отдельно хочу упомянуть Бадри Дзамиашвили - тьютора курса, его роль в моём профессиональном росте была огромной, и её трудно переоценить.

Третий, финальный, год обучения совпал с запуском мною новых подразделений в Татарстане и Чувашии. Обучение по остаточному принципу и неудачный выбор тьютора на курсе «Стратегия» привели к тому, что я «завалил» экзамен и переэкзаменовку. Пришлось повторно оплачивать обучение, а заодно и сменить бизнес-школу. Изменения, происходящие в компании, потребовали моего повышенного внимания к операционным единицам в Самарской области. Поэтому для повторного изучения курса «Стратегия» был выбран Самарский институт делового образования (СИДО). Свободное время до начала учебного года я использовал для изучения модуля «Экономика в практике менеджера» в тольяттинской Открытой школе управления «Тольятти-ЛИНК». Группа, к которой я присоединился, состояла из управленцев АвтоВАЗ. Излишне говорить, что это был очень интересный опыт.

Развенчание мифа про MBA и нетворкинг

- Есть такое мнение, что образование MBA – это, прежде всего, нетворкинг, полезные знакомства. Вы тоже считаете, что связи важнее знаний?

- В начале каждого курса тьюторы собирали наши ожидания и опасения. В начале обучения фраза «Установление полезных для карьеры знакомств» звучит практически всегда, но «чем дальше в лес», тем реже. Потому что иллюзии имеют полезное свойство рассеиваться. Я отлично помню, как в конце первого года обучения, говоря о сбывшихся и не сбывшихся ожиданиях, Альбина Васильева сказала: «К сожалению, не сбылись надежды встретить в составе группы какого-нибудь нефтяного олигарха».

В реальности, социальные связи у вас появятся, но вот монетизировать их, скорее всего, не удастся. Не надо обманывать себя пустыми надеждами и оценивать сокурсников как некие активы и возможные ступеньки карьеры. Вашему росту в организации или развитию собственного бизнеса помогут полученные знания и навыки, а не диплом и полезные знакомства.

Про команду и ее обучение

- Как бизнес-образование помогает Вам в вашей работе?

- Отвечу кратко: считаю, что наличие бизнес-образования является гигиеническим требованием. Даже если ты можешь строить и развивать бизнес интуитивно, то это далеко не единственная роль руководителя. Например, существует постоянная необходимость анализа деятельности, управления информационными потоками и т.д. Нельзя забывать и о том, что представление планов, а затем результатов их исполнения связано с необходимостью точного формулирования своих мыслей. В этом смысле, понимание и применение соответствующих понятий и терминов являются значимым фактором успеха при выстраивании коммуникаций внутри компании.

- Отправляете ли Вы на обучение свою команду? Если да, то как компания выбирает тренеров для своих сотрудников?

- Пожалуй, это самый сложный вопрос из заданных вами. Откровенный ответ будет связан с критикой имеющегося в организации порядка, чего я не могу себе позволить по этическим соображениям. Ограничусь кратким изложением фактов, без развёрнутых комментариев. С 2009 года компания не отправляет своих сотрудников на долгосрочное обучение.

Традиционно бюджет предполагает проведение 1 тренинга в год для продавцов или руководителей операционных единиц. Выбор «внешних» тренеров, если такое обучение удаётся согласовать, оценивается с точки зрения трёх факторов: содержание тренинга, цена и готовность к выездному мероприятию.

В настоящее время приоритет отдаётся использованию так называемых «внутренних тренеров», то есть наиболее харизматичных, опытных и подготовленных сотрудников, которые при минимальных вложениях способны провести обучение по разработанной программе.

Также используется механизм обучения через корпоративный портал и через вебинары. Последний метод стал стандартом для погружения сотрудников в компанию и для представления наиболее важных презентаций.

Про отношение к бизнес-тренингам

- Мне приходится довольно много общаться с организаторами бизнес-тренингов в Оренбурге. И я часто слышу от них, что многие директора оренбургских компаний игнорируют тренинги, в том числе именитых приезжих тренеров. Как Вы считаете, почему так происходит?

- Во-первых, часто приезжают обычные шабашники. Распознаются они по обильному жонглированию терминами из бизнес-лексики, а также по обещанию легко решить любые проблемы бизнеса и увеличить продажи на немыслимое количество процентов. Поставьте себя на место руководителя организации, который поднимает телефонную трубку и слышит, что заезжий «известный тренер по продажам» обещает за неполный рабочий день и 18 000 рублей свершить чудо. Ответной реакцией будет скепсис. В лучшем случае вы услышите: ну пусть кто-то сходит из коммерсантов, послушает, мало ли...

Во-вторых, программы тренингов ориентированы на то, чтобы за 1-2 дня создать устойчивый практический навык в очень узких областях, например, холодные звонки или работа с возражением «у вас дорого». Поэтому отказ может быть обусловлен непониманием: зачем руководителю организации расходовать время и терять его в натаскивании себя на простейшие операции?

В-третьих, определённое барство. Очевидно, что реакция руководителя на ваше приглашение и степень влияния этого фактора тесно увязаны со стилем управления и культурой организации.

В-четвёртых, задача «известного тренера по продажам» продать себя, свои книги или свою консалтинговую компанию. Это нормально, альтруистов и бессребреников в этой отрасли нет. Вот только руководитель упорно не хочет вставать в позицию обрабатываемого клиента. На него, как на лицо, принимающее решения, нацелены технологии продаж, и все эти «извлекающие вопросы», СПИН и т.п. уже основательно надоели. В качестве ответной реакции возникает иммунитет и дополнительные барьеры. Кроме того, нормальный директор имеет навыки объективной оценки затрат своего времени и денег, соотносит возможные выгоды и делает вывод о нецелесообразности своего участия в мероприятии.

В-пятых, российские предприниматели живут в условиях сильной неопределенности. Они дышат сегодняшним днём. Отсюда интуитивный способ ведения бизнеса, отсутствие измеряемых целей и стратегии, стремление к максимальной прибыли на коротком интервале. Где-то рядом лежит и нежелание нести дополнительные расходы (в том числе на обучение сотрудников) сверх необходимого минимума. Да, эти расходы сулят прирост доходов в будущих отчётных периодах. Наступят ли эти периоды для их бизнеса – большой вопрос. Яркие примеры тому судьбы Чичваркина, Ходорковского и Евтушенкова.

«Лучшая бизнес-школа – компания, в которой работаю»

- Если подытожить, почему все-таки бизнес-образование необходимо? Какую практическую пользу можно для себя получить?

- Сразу оговорюсь, что это мой личный, субъективный, взгляд на итоги бизнес-образования. Для меня полезные выходы были достаточно ограничены. Это связано с тем, что для меня очень хорошей бизнес-школой была компания, в которой я работаю последние девять лет. Поэтому в осознанные выгоды попали лишь следующие:

Во-первых, бизнес-школа — это способ вырвать себя из привычного контекста и существенно расширить свой кругозор. Польза от переключения мозга с привычных задач и специфики отрасли на абсолютно незнакомое проблемное поле - несомненна.

Во-вторых, это возможность познакомиться с систематизированным опытом лучшей практики. Причем как общемирового опыта, из учебных материалов, так и специфического, отечественного - из обратной связи своих товарищей по обучению.

В-третьих, это доступ к наработанному инструментарию для анализа бизнеса. Наиболее ходовые концепции будут доработаны до автоматизма и навсегда останутся в арсенале управленца. Например, ты уже никогда не ограничишь SWOT-анализ рисованием матрицы, а доведешь его до конца.

В-четвёртых, в дополнение к ранее наработанному опыту формируется неплохая теоретическая база. Чтобы проиллюстрировать применимость получаемых знаний могу привести тот факт, что «Энфорта» успешно заимствовала из учебных материалов ЛИНК систему сбалансированных показателей.

В-пятых, улучшение коммуникаций с коллегами. Это связано с тем, что постепенно вы начинаете разговаривать на одном языке, в одних терминах.

Беседовала Юлия Александрова

Поделитесь с друзьями, коллегами и всеми, кому это интересно:
Календарь бизнес-событий